Единой ритуальной службы в России создать пока невозможно

Единой ритуальной службы в России создать пока невозможно
10.11.2017
Мысль написания данной статьи появилось после появления в СМИ, среди прочих новостей про законопроект от Минстроя «О погребении..», сообщения на сайте cетевого издания «НГС.НОВОСТИ» заметки с громким названием: «В России создадут единую ритуальную службу в противовес «чёрным» похоронщикам»

Поскольку было обнаружено, что акцент на «Единую... в России» возник только в НГС, а другие СМИ были корректнее, то автор посчитал такой заголовок попыткой издательства просто привлечь внимание читателей -  журналисты, как обычно, собирали клики и в теме не разбирались,  - и забыл про НГС.

На следующий день позвонили друзья из Новосибирска с вопросом:
«А что там в Москве? Правда, что хотят сделать ЕДИНУЮ ритуалку на страну типа, как была раньше «ВМК»?». Пришлось разъяснять, что по-моему мнению это журналистский фейк, т.к. от государственных органов ни о какой «единой на страну» идей не звучала и в других СМИ (возможный инсайд) также не проскакивало.
Друзья, похоже успокоились, а через пару часов я задумался...
А почему, собственно, нет?...

А вот почему (Теория):



1. Рынки ритуальных услуг локальные, т.е. представляют собой практически замкнутый воспроизводственный контур, в котором (в абсолюте) все, что производится, все и потребляется. Производители и потребители и все местные органы власти, находятся внутри этого контура. Эти три субъекта реально контролируют на месте всю технологическую цепочку и представляют собой в теории равновесную систему внутри нерасширяющегося контура. Это известное в Китайской философии и в теории игр с ненулевой суммой равновесие трех сил, обеспечивающих цикличность процессов, а значит вечность и устойчивость. Время от времени одна из сил занимает доминирующее положение, но остальные два игрока выступают против нее совместно и ситуация возвращается в равновесие.


 2. Создание любой дополнительной системы управления и контроля, а идею «единой на страну ритуальной службы» без этого не реализовать, требует дополнительных издержек, которые так или иначе будут «навешаны» на местную триаду «потребитель-производитель-власть», с чем последние будут, мягко говоря не согласны.

 Согласитесь, что несколько не по-человечески, когда в регионе умирают граждане, другие граждане своим трудом их хоронят на местной земле, изготавливают внутри регионального рынка все необходимое и т.д., а часть оборотных средств, которые либо сэкономят затраты «потребителей» (включая местные органы власти), либо пополнят основной капитал местных исполнителей, уходит куда-то в центр (или, например «иностранным учредителям»). Фактически идет ничем не аргументированный сбор денег с умерших земляков, который пополняет карманы какого-то «дяди» где-то очень далеко.

При несогласии всех трех сторон в регионе, проконтролировать из Москвы, что на самом деле происходит практически не возможно.

 
3. Однако, поскольку жизнь это не акт, а процесс, то в реальности существуют два возможных состояния: сжатие зоны контроля «из-вне» или расширение зоны контроля «из вне».

 Расширение происходит и контроль "из центра" улучшается , если:
- накопления у «потребителей» растут быстрее, чем растет уровень производства. Тогда внутри системы возможно получение сверхприбыли, часть которой может по-договоренностям перераспределиться между регионами и «центром». И вот на свою часть этой сверхприбыли, «центр» уже будет содержать систему регионального контроля.
Под «расширением» здесь можно понимать и появление возможности завозить (закупать) для внутренних целей региона, товары или услуги, которые не производится внутри региона, но для этого также внутри региона должны быть свободные средства.

Сжатие «зоны контроля» происходит, если:
- уровень жизни населения падает, накоплений на похороны становится все меньше. При этом происходит выравнивание и по исполнителям — их производительность также снижается и их количество сокращается. При достижении определенного уровня падения, уже свой региональный контроль местных органов власти, который так или иначе уже был встроен в триаду «потребитель-производитель-власть», также сжимается. В системе уже не хватает ресурсов для сохранения местной властной «надстройки» прежнего масштаба.

4. В пока еще индустриальном обществе есть 2 механизма, при которых «центр» может попробовать установить свой контроль (власть) над региональными подразделениями такой «единой похоронной службы в РФ»:
- силовой
- финансовый

Однако на силовой также необходим дополнительный ресурс, причем один из самых больших — настоящие воины стоит дорого. Затраты на войну даже после условного «подавления бунта» нужно вновь забрать откуда? Да из того же регионального похоронного рынка, от тех же местных трех элементов ; «потребителей-производителей-власти». Думать, что расходы на военную операцию можно навесить на кого-нибудь одного из региональной «трады» - ошибка. Система сожмется равноразмерно с трех сторон, ее производительность снизится и экономический эффект станет еще меньше, что еще больше сожмет «зону контроля». В следующий раз силовой способ может просто не окупиться...

Для финансового контроля «из центра» необходимо, чтобы из центра в регионы поступали достаточные финансовые потоки, чтобы не только компенсировать затраты на администрирование более широкой зоны контроля и Власти, но и...(см. принцип равновесия 3-х сил).. + финансирование должно быть не только по линии Власти, но и в «потребителей» и в «исполнителей». Т.е. для сохранения стабильной и контролируемой из центра системы в регионе придется выделять в 3 раза больше, чем только по линии «власти».

5. Есть еще одна системная проблема в большой управленческой системе — бюрократия. Специфика бюрократии в том, что:
- с одной стороны, бюрократия доводит приказы «сверху вниз» и «сигналы снизу вверх» без чего в принципе управление невозможно.
- с другой стороны, качество и смысл этих сигналов начинает теряться где-то с третьего уровня. Поэтому, например в армии, количество команд ограничено, они простые и подчиненных и командующих «натаскивают» на понимание этих смыслов долгое время.
- с третьей стороны, бюрократия имеет свойство множить саму себя. Т.е. постоянно стремиться к увеличению сложности управления, усилению собственной необходимости, за которой следует рост затрат на этот бюрократический механизм, который снова должен быть «навешен» на регионы, в которых, есть естественный демографический порог и по количеству умерших и по среднему чеку собранных «накоплений».

6. Есть еще один механизм управления условной «периферией» из условного «центра». Носит он идеологический или мифологический характер. Этот способ построен на вере, которая проникает в сердце каждого из управляемых на периферии и сдерживает его от роста недовольства, снижая затраты на силовое или технократическое управление.  Этому идеологическому механизму тоже требуются затраты на управление (идеологические лидеры) и он тоже имеет свой предел — физическое выживание верящих субъектов, но обычно такая вера разрушается несколько раньше чем вымрут все адепты или их "съедают" члены другой, более устойчивой  "религиозной" группы.  Одновременно сокращается авторитет идеологических лидеров и происходит сжатие экономической части «зоны контроля» до такого состояния, когда ни одним (силовым), ни вторым (административным), ни третьим (идеологическим) способом контролировать регионы из "Центра" становится невозможно.

Это в теории.

Проверяем теории практикой


1. Римская Империя.
    Расширение «зоны контроля» из центра контроля происходило силовым путем. Пока части новых граждан на периферии выплачивались жалования из центра, рост экономики обеспечивался оборотом императорских золота и серебра, рос масштаб Империи. Единой идологии (веры) на всей территории Империи создать не удалось. Как только снизились потоки серебра из рудников, единая система управления развалилась на более дешевые формы. Развалилась Римская Империя.

2. Советский Союз.
    Оказавшись в условиях невозможности расширения, остановки роста производительности труда и при утрате единой мифологемы — веры в коммунизм, как в материальный рай для всех (начало процесса с середины 60-х гг.) единая система управления развалилась на отдельные более мелкие части и более простыми внутренними экономиками и с более простой системой внутреннего управления.

3. Сегодняшняя мировая финансовая система от 1944 г. до 2008-2014 г.г.
    Расширение оборота доллара обеспечивало расширение и зоны контроля "из Центра" и рост производительности труда. Избыточные эмиссионные деньги распределялись как внутри регионов как к потребителям (чем ближе к Центру - тем больше) и производителям, так и местным региональным властям, так контролирующим органам - финансовой системе. Финансовая надстройка по законам "саморасширения" бюрократии постоянно увеличивалась и всасывала в себя все больше ресурсов из периферии. К 2008 г. доля финансового сектора в общей мировой прибыли составляла 70%. 
Немного раньше  к 2000 г. остановилось включение в глобальный вопроизводственный контур новых участников (закончились все неучтенные в мире активы, производственные мощности и потребители). 
В 2014 г. замедлилась эмиссии и начался процесс разрушения единой системы управления.


Вывод:


Учитывая, что на сегодняшний момент уровень накоплений у населения и в бюджетах регионов из-за кризиса не растет, а падает, а также при отсутствии из условного «Центра» гипотетической «Единой похоронной службы России»:
- дополнительного финансирования в 3-х годичном бюджете РФ на похоронно-мемориальную деятельность,
- идеологемы или мифологемы, требующих также затрат средств из «центра»,
- силового ресурса, вооруженного необходимым «инструментом» и зарплатами для усмирения недовольства региональных "триад".

а, также, то, что в проекте нового ФЗ от Минстроя не заложено никакого дополнительного финансирования
Создание в ближайшие 3 года такой «Единой российской ритуальной службы» НЕВОЗМОЖНО.

Исп. Антон Авдеев