Открытое обращение представителя ПРРС г. Москвы Авдеева А.В. к Зав. ПАО ГКБ им С.П. Боткина Оксане Владимировне Паклиной

Открытое обращение представителя ПРРС г. Москвы Авдеева А.В. к Зав. ПАО ГКБ им С.П. Боткина Оксане Владимировне Паклиной
11.01.2017

Уважаемая Оксана Владимировна!



Разрешите обращаться к Вам именно так - «уважаемая», несмотря на Ваше неоднозначное отношение ко мне.

Считаю необходимым разъяснить свою позицию по некоторым спорным вопросам и ситуации, произошедшей в период 8-го — 9-го января 2017 года.

По вопросу организации работы регистратуры ПАО:


- Если уж ПАО взяло на себя коммерческие функции по оказанию ритуальных услуг (услуги по организации похорон) в части бальзамирования и подготовке тел усопших к погребению, то: 

1.  Рекомендую всему персоналу ПАО  изучить как терминологию, так и порядок оказания  услуг утвержденными государственными стандартами: 
ГОСТ Р 53107-2008 "Услуги бытовые. Услуги ритуальные. Термины и определения"
ГОСТ Р 54611—2011 "Услуги бытовые. услуги по организации и проведению похорон. Общие требования."
В данные нормативных актах использование терминов «труп» при взаимодействии с лицами понесшими утрату является нарушением профессиональной этики. 
Поэтому не правильно, когда регистратор ПАО одновременно объявляет 2-м десяткам лиц, понесшим утрату и стоящим в очереди за медицинскими свидетельствами о смерти: «У меня сегодня 50 трупов!». И уж тем более недопустимо, когда регистратор повышает голос,  раздражается и почти на каждый вопрос отвечает «не знаю».
Я понимаю, что выходные дни и перегрузка в рабочие дни новогодних выходных выводит трудящихся из нормального ритма работы, но все-таки, научите пожалуйста Ваших подчиненных нормам профессиональной этики.

2. На момент начала работы ПАО после праздничных дней персонал той же регистратуры мог бы подготовить список с фамилиями усопших, доставленных в отделение,  с информацией о том, на какие из них медицинские свидетельства о смерти могут быть выданы БЕЗ проведения вскрытия, а тела каких усопших придется вскрывать. Эта информация сняла бы часть напряжения и не оставляла бы лиц, взявших на себя обязанность по погребению в неизвестности.
Также в этом списке могла бы быть указана информация, каких именно документов не было доставлено с усопшими в ПАО и где их можно получить.

3. Можно бы было, учитывая авральный характер работы в эти дни, временно разработать механизм обратной связи с пришедшими за медицинскими свидетельствами о смерти в части последовательности выдачи медицинских свидетельств о смерти по фамилиям усопших, разделив их на тех, близкие которых уже присутствуют в отделении и на тех, к кому никто не пришел.

Как минимум эти 3 пункта не заставляли бы пришедших толпится перед кабинетом №3 (Регистратура), не составлять собственноручно список с фамилиями усопших и просить регистратора «как-нибудь отметить», кому будут выданы медицинские свидетельства о смерти, а кому нет, слыша при этом отказ регистратора даже взять уже составленный список.

4. Согласитесь, что если уж Вы сами были вынуждены (как вы говорили мне лично) оставаться дольше, (за что Вам большое спасибо), для проведения вскрытий и заполнения свидетельств о смерти, то можно было бы и попросить сделать то-же самое и ваших подчиненных, ответственных и за выдачу свидетельств, и за заключение договоров и за прием вещей для одевания усопших. Те, кто ожидал в неизвестности медицинского свидетельства с самого открытия морга, получил его после 13:00 и увидел закрытую на замок дверь ритуального зала №1, где принимают вещи и заключают договоры, воспринял это как издевательство. Можно бы было бы в эти дни принимать вещи для одевания усопших как и у тех людей, кто наверняка бы получил медицинское свидетельство о смерти, так и у тех, кто получил это свидетельство после 13:00? 
Эсплуатировать формализм в условиях авральной ситуации — штука опасная. 
Хотелось бы напомнить, что именно невозможность быстро перейти в авральной обстановке от формальных инструкций к действиям по реальной ситуации в жаркий июль-август летом 2010 г. вызвало социальный взрыв в обществе и негативно отразилось на судьбе руководителя Департамента Здравоохранения г. Москвы Андрея Петровича Сельцовского, несмотря на все его заслуги.


По вопросу истребования доверенности у лиц, взявших на себя обязанность по получению медицинских свидетельств о смерти.



Данный вопрос регулируется федеральным и московским законами о погребении и на сегодняшний день и полностью соответствует  здравому смыслу, а именно:

1. У ПАО нет полномочий, обязанностей и возможности проверить родственные отношения усопшего и лиц, приходящих за свидетельством о о его смерти, да это и не нужно делать, только если ОДНОВРЕМЕННО два человека не требуют выдать медицинское свидетельство именно ему (а такие случаи бывают). Мало того, смерть может настигнуть каждого из нас вдали от родных и близких (а это тоже - сплошь и рядом), или они не смогут добраться до регистратуры по физическим и разным другим причинам. Именно поэтому законодатель предусмотрел возможность того, что лицом взявшим на себя обязанности по погребению может быть любой человек, личность которого установлена по предъявляемому паспорту.

Выдавая медицинское свидетельство таким «иным лицам» должностное лицо ПАО как раз и исполняет требования закона, а требуя от них избыточные документы типа «доверенности» или какие-либо другие, нарушает его.

 Мало того — если должностное лицо ПАО, выделяет из общего числа получателей медицинских свидетельств тех, кто в силу профессии берет на себя обязанность по организации похорон и отказывая таким лицам в получении медицинских свидетельств,  то это должностное лицо фактически дискриминирует целую группу лиц по социально-профессиональному признаку. Эта также создает социально-опасную ситуацию, могущую привести к очень тяжелым последствиям. Вы никогда не сможете осортировать человека, называющего себя «родственником» от тех, кто будет Вас обманывать. Случаев, когда получение медицинских свидетельств происходит лицами, не являющимися родственниками и имеющими прямую материальную заинтересованность в скорейшем получении наследства усопшего предостаточно.

Если Вы принимаете такие избыточные требования приходящих,  то Вы автоматически принимаете на себя ответственность за их неисполнение. Как потом объяснять, СК или в суде почему ПАО выдало медицинские свидетельства о смерти, к примеру «черным риелторам» в нарушение собственной же же инструкции?

 Также у ПАО нет никаких гарантий, что неизвестные лица, представившиеся «двородным братом» получат свидетельство о смерти и пособие на погребение и исчезнут, оставив тело усопшего в морге. Не будет ли это считаться потом нарушением «инструкции о доверенностях» с возложением обязанности хоронить брошенное в морге тело за счет «нарушителя инструкции»?


2. Учитывая все вышеописанное, предлагаю Вам перейти от практики истребования «доверенностей», которая была придумана в 90-х гг. для использования административного ресурса в конкурентной борьбе и так ни к чему хорошему и не привела,  к форме заявлений. Образец такого заявления был мною разработан как раз для разрешения этого вопроса и успешно применяется на практике в некоторых ПАО и СМЭ нашей страны.

Понимая Вашу обеспокоенность и для снижения напряжения, возникшего из-за недопонимания позиций, а также, как член комиссии по профессиональным квалификациям в похоронной отрасли СПК ЖКХ  предлагаю и рекомендую Вам:

1. Помощь в разработке внутренней документации, необходимой для оптимизации работы ПАО с населением и личную консультативную помощь (в рамках договоренностей) в этих вопросах.

2. Ознакомиться с Постановлением Правительства РФ по обязательному применению профстандартов от 27 июня 2016 г. № 584 и Профессиональным стандартом «Специалист в области похоронного дела» (утв. приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 7 мая 2015 г. N 278н , поскольку с 2011 г. услуги по бальзамированию и подготовке тел умерших к погребению, оказываемые сегодня в ПАО, отнесены к услугам по организации похорон (код. 96.03 Общероссийского Классификатора видов экономической деятельности №029-2014 (КДЕС Ред. 2)



С уважением, Антон Авдеев.