Иван Дмитриев

Иван Дмитриев
Смерть и умирающий


Один охотник жить, не старее ста лет, 
Пред Смертию дрожит и вопит, 
Зачем она его торопит 
Врасплох оставить свет, 
Не дав ему свершить, как водится, духовной,
Не предваря его хоть за год наперёд,
       Что он умрёт.
«Увы! - он говорит, - а я лишь в подмосковной
Палаты заложил; хотя бы их докласть;
Дай винокуренный завод мой мне поправить;
И правнуков женить! а там... твоя уж власть!
Готов, перекрестясь, я белый свет оставить». -
«Неблагодарный! - Смерть ответствует ему. -
Пускай другие мрут в весеннем жизни цвете, 
Тебе бы одному 
Не умирать на свете!
Найдёшь ли двух в Москве, - десятка даже нет
Во всей Империи, доживших до ста лет.
Ты думаешь, что я должна бы приготовить
Заранее тебя к свиданию со мной:
Тогда бы ты успел красивый дом построить,
Духовную свершить, завод поправить свой
И правнуков женить; а разве мало было
Наветок от меня? Не ты ли поседел?
Не ты ли стал ходить, глядеть и слышать хило?
Потом пропал твой вкус, желудок ослабел,
Увянул цвет ума и память притупилась; 
Год от году хладела кровь,
В день ясный средь цветов душа твоя томилась
И ты оплакивал и дружбу и любовь.
С которых лет уже отвсюду поражает
Тебя печальна весть: тот сверстник умирает, 
Тот умер, этот занемог 
И на одре мученья?
Какого ж более хотел ты извещенья!
Короче: я уже ступила на порог, 
Забудь и горе и веселье, 
Исполни мой устав!» -
Сказала, и Старик, не думав, не гадав
И не достроя дом, попал на новоселье!

Смерть права: во сто лет отстрочки поздно ждать;
Да как бы в старости страшиться умирать?
Дожив до поздних дней, мне кажется, из мира
Так должно выходить, как гость отходит с пира,
Отдав за хлеб и соль хозяину поклон.
Пути не миновать, к чему ж послужит стон?
Ты сетуешь, старик! Взгляни на ратно поле:
Взгляни на юношей, на этот милый цвет,
Которые летят на смерть по доброй воле,
На смерть прекрасную, сомнения в том нет,
На смерть похвальную, везде превозносиму,
Но часто тяжкую, притом неизбежиму!..
Да что! я для глухих обедню вздумал петь:
Полмёртвый пуще всех боится умереть!