Юрий Воронов

Юрий Воронов
Мёртвые

Мне кажется: когда гремит салют,
Погибшие блокадники встают.

Они к Неве по улицам идут,
Как все живые. Только не поют.

Не потому, что с нами не хотят,
А потому, что мёртвые молчат.

Мы их не слышим, мы не видим их,
Но мёртвые всегда среди живых.

Идут и смотрят, будто ждут ответ:
Ты этой жизни стоишь или нет?..

"Я смерть свою ни зрением, ни слухом..."

Я смерть свою ни зрением, ни слухом
До времени почувствовать не вправе.
Но если ты - костлявая старуха,
Ещё не ясно, кто из нас костлявей.

Я б не хотел увидеться с тобою.
А если всё ж тропа сведёт друг с другом,
Могу упасть я, не осилив боя.
Но ты не встретишь смертного испуга.

"Врач опять ко мне держит путь..."


Врач опять ко мне держит путь:
Так бывает, когда ты плох...
Я сегодня боюсь уснуть,
Чтобы смерть не взяла врасплох.

Только сон не уходит прочь.
Загадал, как вчера, опять:
Если выживу эту ночь,
Значит, буду весну встречать...

В тяжёлой палате


Нам сёстры, если рядом не бомбят,
По вечерам желают «доброй ночи».
Но «с добрым утром» здесь не говорят.
Оно таким бывает редко очень.

Когда январский медленный рассвет
Крадётся по проснувшейся палате,
Мы знаем, что опять кого-то нет,
И ищем опустевшие кровати.

Сегодня - мой сосед... В ночи к нему
Позвали не врача, а санитаров.
...Теперь ты понимаешь, почему
Меня вторым укрыли одеялом!